Саянов В. Старый Иркутск

ИзображениеНа дьячем острове боярский сын Похабов
Построил хижину, чтоб добывать ясак...
Прошли года в глухой тоске ухабов,
Века легли, как гири на весах.

Над летниками тесными бурятов
Сычиный дух да хмель болотных трав:
Сюда бежали, бросивши Саратов,
И вольный Дон, и старой веры нрав.

И город встал в пролете этом узком,
Суму снегов надевши набекрень,
И наречен он был в веках Иркутском,
Окуренный пожарами курень.

Вот он встает в туманах, перебитых
ИзображениеНеумолимым присвистом весны.
Немало есть фамилий именитых –
Трапезниковы, Львовы, Баснины.

Он богател. Его жирели тракты,
Делил полмира с белыми дверьми,
И чай везли его подводы с Кяхты,
Обозы шли из Томска и Перми.

Он грузен стал, он стал богат, а впрочем,
Судеб возможно ль было ждать иных
От золотых и соболиных вотчин,
От ярмарок и паузков речных.

Он, словно струг, в века врезался, древний. 
Рубили дом, стучали топоры, 
Бродяги шли из Жилкинской деревни, 
С Ерусалимской проклятой горы.

Он шлет их вдаль. Оборванные парни 
Идут навстречу смерти и пурге, 
Мрут от цинги в тени холодных варниц, 
От пули гибнут смолоду в тайге — 

Чтоб богател, чтоб наливался жиром, 
Купеческий, кабацкий, поторжной, 
На весь немшоный край, 
над целым полумиром 
Поставленный купцами и казной.
 

                                 Виссарион Саянов

Виртуальная справочная служба

Новинки

Последние материалы

Новости - архив